Первый замглавы фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев сообщил, что окончательной редакции поправок к законопроекту о регулировании дистанционной и временной удаленной работы пока нет. Напомним, что этот законопроект был принят депутатами в первом чтении в июле этого года и содержит нормы, касающиеся рабочего времени и отдыха удаленных работников, регламентирует типы дистанционной занятости и основания для их применения.

Вот несколько важных разделов закона, который, вероятно, будет принят в ближайшее время.

Типы дистанционной работы. По новому закону, типов удаленной работы будет три: дистанционная (удаленная), временная дистанционная (удаленная) и комбинированная. Первая – это просто всем известная работа «вне офиса», инициатором которой могут стать обе стороны трудовых отношений. Вторая – то же самое, но не постоянно, а временно, и она, как правило, начинается по инициативе работодателя. При этом гарантируется, что заработная плата в таком случае выплачивается в полном размере при сохранении объема работы, указанного в трудовом договоре. Стороны могут установить для работника определенный график, а могут этого и не делать – по соглашению. В первую очередь на такой режим работы предлагается переводить беременных женщин, работников, имеющих детей в возрасте до 14 лет, инвалидов, пенсионеров по возрасту и лиц, осуществляющих уход за инвалидами или длительно болеющими членами семьи. Что касается комбинированной формы занятости, то она, по словам авторов проекта, представляет собой «режим работы, включающий работу на стационарном рабочем месте и дистанционную (удаленную) работу».

Неприкосновенность времени отдыха. Если закон будет принят, то у людей, работающих в удаленном формате, появится право на неприкосновенность времени отдыха удаленных работников («право быть офлайн»). Действительно, работать круглые сутки невозможно, поэтому у работника должна быть возможность не отвечать на письма и звонки в определенные временные интервалы. Если же работа продолжается за рамками этого графика, то она должна быть оплачена: «Время взаимодействия работника с работодателем в период времени отдыха работника, включается в рабочее время,– подчеркивается в законопроекте.– Взаимодействие работодателя с работником в период времени отдыха работника, допускается с его предварительного письменного согласия». Впрочем, такое согласие можно будет заключать не только письменно, но и – в особых случаях – устно. В законопроекте указывается, что это может происходить, когда речь идет о предотвращении катастрофы, производственной аварии, несчастных случаев, уничтожения или порчи имущества работодателя, государственного или муниципального имущества, выполнении работ, в связи с введением чрезвычайного или военного положения, а также неотложных работ в условиях чрезвычайных обстоятельств (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии). По имеющимся у нас данным, рабочая группа по доработке законопроекта предлагает внести в него поправку, из которой следует, что основанием для увольнения работника на удаленке может послужить отсутствие связи с ним в течение целого дня

Взаимодействие сторон. Согласно проекту, взаимодействие работника и работодателя будет определять конкретное время выполнения дистанционным работником своих функций в соответствии с трудовым договором. Например, может быть предусмотрена обязанность удаленных сотрудников отвечать на звонки, электронные письма и запросы работодателя в определенный срок. Для этого должен будет составляться специальный («локальный», по терминологии авторов законопроекта) акт, в котором необходимо будет прописать все нюансы удаленного сотрудничества. «В случае, если порядок взаимодействия не был согласован сторонами трудового договора о дистанционной работе либо работник не был ознакомлен с соответствующим локальным нормативным актом в порядке, предусмотренном настоящей главой, работник не может быть привлечен к ответственности за несвоевременный ответ или отсутствие ответа на запросы работодателя»,– говорится в тексте. То есть, акт должен быть подписан обеими сторонами, причем, что называется, «вручную»: от требования подписывать трудовой договор о дистанционной работе с использованием квалифицированной электронной цифровой подписи (ЭЦП) предлагается отказаться, в основном, из-за высокой стоимости ее оформления.

Необходимость принятия такого документа обусловлена тем, что ныне действующее трудовое законодательство затрудняет полноценную организацию удаленки, что особенно болезненно проявилось в ходе пандемии коронавируса. «Действующая с 2013 года глава 49.1 ТК РФ о дистанционной работе достаточно сложна для применения, вследствие чего ею пользуются минимальное количество работников и работодателей», – говорится в пояснительной записке к законопроекту. По данным Росстата, в 2019 году из 67,1 млн. занятых лишь 30 тысяч человек работали дистанционно на официальной основе. Российское законодательство, говорят авторы законопроекта, оказалось не готовым к массовому переводу работников на удаленный режим работы:. «Действующий ТК РФ в принципе не предусматривает ситуации временной дистанционной занятости: в нем заложена возможность заключения либо традиционного трудового договора (статья 57 ТК РФ), либо трудового договора о дистанционной работе, не подразумевающего нахождение рабочего места в офисе». Изменения в трудовом законодательстве необходимы для повышения гибкости занятости и применения информационно-коммуникационных технологий в трудовых отношениях. «Для этого, прежде всего, предлагается усовершенствовать нормы по дистанционной работе и урегулировать отношения временной дистанционной (удаленной) занятости», – подчеркивают авторы инициативы.

Разработка: Андрей Русанов